Администрация города Горловка Управление ЖКХ
г. Горловка, просп. Победы, 67, 5й этаж
Телефон: 52-00-56
Телефон: +38 (071) 302-69-18
Мы работаем Пон - Пт с 8:00 да 17:00

Мы работаем сегодняшним днём, но думаем о завтрашнем: интервью с начальником ремонтно-механической службы Эдуардом Васильевичем Поправкой

11:47 | 17 января 2019

Насосное оборудование котельной является одним из важнейших её элементов. От качественного обслуживания насоса и оперативно проведённых ремонтных работ в случае его поломки порой зависит благополучное теплоснабжение целого микрорайона. Такую ответственную работу можно доверить только надёжным и высококвалифицированным специалистам, и, несмотря на то, что таких людей в Горловке осталось очень мало, — они у нас есть.

Именно таким профессионалом, фанатом своего дела является начальник ремонтно-механической службы СПП «Уголёк» ГП «Донбасстеплоэнерго» Эдуард Васильевич Поправка, который подобрал и объединил в своём коллективе исключительных специалистов, совершающих иногда настоящие подвиги, о которых мы даже не подозреваем, спокойно засыпая в своих тёплых квартирах.

Продолжая в новом году нашу рубрику «Герой профессии» мы побеседовали с Эдуардом Васильевичем, который рассказал нам о своём богатом трудовом опыте, о том, как сформировалась ремонтно-механическая служба, с какими трудностями сталкиваются сотрудники и какие ставят перед собой задачи.

Эдуард Васильевич, расскажите, где Вы учились?

— В 1981 году я с отличием окончил наш Машиностроительный техникум, и сначала по распределению работал в г. Таганроге, а после армии вернулся в Горловку и устроился на Машиностроительный завод мастером корпусного механического цеха № 3. Тогда я понял, что мастер — специальность, конечно, хорошая, но нужно уметь что-то делать руками.

Поэтому в 1984 году я поступил на заочное отделение Московского горного института, и, вместе с обучением, пришёл работать на «Стирол».

Как складывалась Ваша трудовая деятельность?

— На «Стироле» я работал слесарем по ремонту насосного и компрессорного оборудования, и, спустя 4 года меня пригласили на Машзавод в литейный цех, для которого была приобретена установка импульсной формовки (2 компрессора, 2 маслостанции, 3 транспортёра), поэтому возникла необходимость в квалифицированном специалисте по обслуживанию этого оборудования. Проработав на данном предприятии около года, я пришёл к начальнику с предложением по оптимизации работы в цеху. На тот момент работа была организована не так, как надо: контингент был тяжёлый — бывшие заключённые, которые не хотели работать и потихоньку ломали оборудование. Поэтому я предложил начальнику создать комплексную бригаду. Мы сами и обслуживали оборудование, и ремонтировали, и формовали. Сплав получился необычный: я — член партии и четверо бывших заключённых, но результаты работы нашей бригады были отличные.

Ещё учась в институте, я начал подменять по цеху мастеров, старших мастеров, начальников смены…

Позже я стал работать литейщиком.

За время своей трудовой деятельности я был и слесарем, и формовщиком, и литейщиком, и земледелом; мастером, старшим мастером, начальником смены, заместителем начальника цеха по производству, начальником цеха…

Работа была очень тяжёлая, ответственная, мы поставляли литьё по всей корпорации. Школа была такая, что день считался за три. Выходных в год было около двух. После смены руководства «у руля» встали люди с Краматорского машиностроительного завода, у них многому можно было поучиться. Директор, замдиректора, главный инженер обменивались опытом с местными специалистами, учили, помогали. Наш литейный цех считался самым сильным на заводе, мы внедряли новую технику — в общем, практики хватило.

Со временем я возглавил металлургический цех на заводе прецизионных сплавов и металлов. Это было что-то новое, интересное, потому что литейный цех сильно отличается от металлургического. Это был вызов, и я его принял, потому что когда человек уже все знает, все умеет на своей работе, начинается застой, хочется чего-то нового.
После того, как я организовал там работу, нужно было расти дальше.
Приглашали меня и в Днепропетровск, и на Южмаш, чтобы я нашёл причины брака в литейном цеху. Этот цех я «победил» за 45 минут, с задачей справился, но работать там не согласился: зарплата была в 4 раза меньше моей машзаводской…

А непосредственно перед тем, как прийти в СПП «Уголёк», где работали?

— Есть в нашем городе предприятие ООО «Дикон». Они захотели построить литейный цех и попросили меня этим заняться. Оборудование мы должны были демонтировать на Донецком коксохимзаводе, привезти и установить. Мы успели это сделать, приступили к строительству литейного цеха, начали с хозпостроек…

Когда дело дошло до монтажа оборудования, в стране случился госпереворот, директора сказали приостановить работы…

Как Вы попали в «Уголёк»?

— В декабре 2014 года Сергей Васильевич Астапенков пригласил меня на предприятие, тогда ещё небольшое, в энерго-механическую службу. Раньше эта служба совмещала работу энергетиков и механиков. Это всё располагалось возле нашего административного здания на ул. Ушева, 1, там было 2 станка и 1 станочник. У меня был 1 токарь и 2 столяра. Но мы справлялись: котельные были маленькие.

Отработав там месяц, я попал под обстрел и был ранен осколком; 7 месяцев пролежал в аппарате Илизарова и вышел на работу 15 июля 2015 года. Мог бы и ещё поболеть, но нужно было готовиться к отопительному сезону.

Как долго Вы работаете начальником ремонтно-механической службы?

— В этой должности я работаю с момента создания данной службы на нашем предприятии, с 1 февраля 2016 года.

Расскажите, как возникла ремонтно-механическая служба?

— После объединения с «Теплосетью» количество котельных увеличилось (на сегодняшний день у нас 119 котельных), и в обслуживание добавились объекты социальной инфраструктуры: школы, садики, училища, техникумы. Естественно, на таком оборудовании, которое у нас было, с тем количеством людей, мы бы не справились.

Поэтому когда Сергей Юрьевич (С.Ю. Лидванов — директор СПП «Уголёк» ГП «Донбасстеплоэнерго» — прим. ред.) сказал, что в перспективе ожидается объединение, мы начали готовиться и разрабатывать план действий. Таким образом, было принято решение разъединить энерго-механическую службу и создать ремонтно-механическую службу отдельно.

Так и организовалась моя служба, и мы начали подбирать людей.

Мы подыскали пустующее помещение на 112-й котельной, а кабинет уже на 111-й котельной нам выделили, сами всё оборудовали.

В чем заключается работа вашей службы?

— Наша задача — капремонт оборудования: насосного, в первую очередь, а также — вентиляторов, дымососов…Выполняем необходимые токарные механические работы, фрезерные, оказываем помощь энергетикам, автогаражу, тепловым районам.

Все вопросы, требующие квалификационного технического решения, решаются у нас. Здесь, в этом кабинете, где помимо меня работают ещё 2 человека, инженер и мастер, проходит мозговой штурм. Инженер работает с документацией: оформляет все акты, формы, заявки, ведёт учет расхода материалов и проч. Обязанность мастера — «передовая»: выезд в любое время суток в любую точку города с людьми. Иногда приходится и в 3 места выезжать — тогда едет и начальник, и мастер, и инженер.

В прошлом году была такая ситуация, что мы с мастером находились на 128-й котельной 72 часа безвыходно. Конечно, приезжали и сюда, что-то здесь делали, но времени заехать домой просто не было. Потому что с сетевыми насосами — не дай Бог,если такой остановится — микрорайон останется без отопления.

Что значит «сетевой насос»?

— Есть маленькие котельные, обслуживающие 2-3 дома, а есть такие, как 128-я, которая подаёт тепло всему «Комсомольцу», или как 130-я, отапливающая весь «Строитель», 127-я — бόльшую часть квартала. На таких котельных нужно решать все вопросы быстро, потому что если маленькая позволяет сделать рокировочку, поставить на время ремонта другой насос, то здесь такое оборудование, что его не заменишь, не демонтируешь и не привезёшь. Насосы очень большие, поэтому приходится работать на месте, быстро и на совесть. По-другому нельзя.

Люди, которые работают у меня в службе, понимают всю ответственность нашей работы.

Расскажите подробнее о коллективе

— Как я уже говорил, вместе со мной работают инженер и мастер. Также в службе трудятся: 9 слесарей, 3 столяра, 3 токаря и сварщик.

В моей службе случайных людей нет, потому что подбором персонала занимался лично я и директор предприятия. Каждый их моих сотрудников владеет 3-мя — 4-мя специальностями, все взаимозаменяемы. Нам просто некогда учиться, а все возникающие вопросы требуют быстрого и грамотного решения.

Все сотрудники очень ответственные, чтобы кто-то сказал: «Не поеду на вызов», — такого ещё не было. Все, в основном, живут в квартирах и прекрасно понимают, что значит оставить дом без тепла. Поэтому в случае каких-то проблем бригада берёт инструмент, выезжает, определяет причину, степень поломки. Если можно починить на месте — выполняют ремонт, если нет — приходится разбирать, привозить сюда. Выходных как таковых на нашей службе быть не может: мы в любое время на телефонах. В любой момент может возникнуть необходимость выехать на ремонт.

У меня есть 3-е столяров, которые занимаются ремонтом зданий: двери, окна, рамы, резка стекла… Где-то мебель развалилась, где-то стекла надо вставить, где-то рама плохая.

В прошлом году заменили на 25-й котельной окна, был прилёт, вынесло на котельной все рамы, — пришлось изготавливать полностью все рамы, резать стёкла и вставлять.

Так что у нас 2 направления: деревообработка и мех. обработка.
Вот так и справляемся. Только гораздо более скромными ресурсами, чем в «Теплосети». И, тем не менее, решаем задачи, которые ставит перед нами действительность. Я не говорю, что легко, но мы работаем, иногда сутками, иногда без выходных: как того требуют обстоятельства.

Я считаю, что наши люди, которые находятся здесь, понимают всю сложность ситуации и работают на совесть.

Инженера и мастера тоже подбирал я. По кадрам Сергей Юрьевич иногда содействует, говорит, на кого обратить внимание.
Я на разных предприятиях ищу жемчужины, и «выцарапываю». Есть у меня и с мясокомбината люди, и со «Стирола», с «Теплосети», даже с ж/д.

Есть у меня специалист, который высокотехнологично затачивает режущий инструмент, он лучше токаря может это сделать.

С таким коллективом можно решать задачи, но королевство маловато. Мы сами нашли, отремонтировали свои станки, но хотелось бы со временем нормальный механический новый цех, серьёзный, чтобы там были не только токарные и фрезерные станки, но и координатно-расточной, шлифовальный, зубодолбёжный и все остальные, потому что многие вещи мы делаем, как подковываем блоху. Но, тем не менее, ответственности это с нас не снимает, всё равно это надо делать. Не можешь здесь делать — найди, где можно сделать. Никто же другой не придёт и не сделает.

Все ли ремонтные работы проводятся вашей службой?

— Квалификация моих сотрудников позволяет проводить ремонтные работы любой сложности, однако мы ремонтируем те насосы, которые проходят по характеристикам на наших станках.

Большие насосы, такие как НКУ-250, НКУ-90 мы отвозим в цех СПП «Донбасстеплоремонт», расположенный в Донецке, и там уже на больших станках выполняют ремонт. Тем не менее, обследование и заключение делаем мы.

С какими трудностями сталкивается ремонтно-механическая служба и как вы их преодолеваете?

— Основная ремонтная база осталась в «Теплосети», а здесь мы устраивали всё своими руками, с нуля, с фундамента. Устанавливали станки, доставали специальные приборы…

Я и мои рабочие — каждый вносил свою лепту, мы достали и принесли все инструменты из своих гаражей (ведь у мужика в гараже всегда найдётся что-нибудь нужное, десятилетиями дожидающееся своего часа).

Руководство тоже помогло инструментом из своих запасов, потому что как-то надо было службу создавать. Помогал и директор, и замдиректора, и мои рабочие приносили каждый свой инструмент, все, что у кого было. Все, что ждало своего часа, было принесено на службу Родине.

Мы понимаем, тяжёлая обстановка, финансов не хватает, люди платят эти копейки, чтобы хоть на зарплату хватало персоналу, а все остальное — заказываем. Конечно, что-то привозят. Стальной круглый прокат — это обязательно, это из гаража не принесёшь, чугун, какие-то торцевые уплотнения на импортные насосы — всё это покупается. Но вот именно ключи, напильники, какой-то режущий инструмент, метчик, плашку — ищем, спрашиваем, что у кого есть.

У нас такое положение, что нужный инструмент мы не всегда можем приобрести, его в ДНР просто нет, и вот каждый смотрит дома, не завалялась ли какая-то деталька, метчик интересный или плашечка, начинаем спрашивать, у кого что есть.

В этом отношении тяжеловато, но мы уже за 3 года, я считаю, обросли хорошо, много сделали приспособлений.

Жизнь ставит свои задачи. Допустим, главный инженер привез на котельную и говорит: «Вот, у нас беда, что можно сделать?»
Я даю своему инженеру задание придумать приспособление. С помощью интернета и накопленного опыта мы изготавливаем приспособление и используем его в дальнейшей работе. Мы уже много приспособлений сделали, повышающих производительность.

На ответственность коллектива во многом влияет ответственность руководителя. У Вас это качество врождённое или приобретённое в процессе работы?

— Чувство ответственности я развил на Машзаводе. Там ты даешь срок — и должен вовремя отдать заготовку в цех. Не отдал? Такое невозможно представить, мы до этого никогда не доводили, организовывали работу и в субботу, и в воскресенье, но всё делали вовремя.

После того, как я 7 месяцев пробыл дома, я вышел на работу с удовольствием, потому что человек без дела начинает морально угасать. Здесь для меня нет ничего нового, тем более, в сравнении с тем напряжением, в котором мы работали на Машзаводе.

Какие задачи ставите перед собой?

— Планируем сделать не меньше, чем в 16, 17, 18 годах, произвести капитальный ремонт 60-70-ти насосов по всем районам.

Текущий ремонт, техобслуживание районы стараются выполнять сами, но если возникают трудности, что-то не получается — обращаются к нам.

Мы обслуживаем и трубопроводы. Для того, чтобы соединять трубопроводы нужны фланцы (Фланец (от нем. Flansch) — плоская деталь квадратной, круглой, или иной формы с отверстиями для болтов и шпилек, служащая для прочного и герметичного соединения труб- прим. ред.), мы их сами изготавливаем, восстанавливаем старые или подгоняем те, которые покупают; производим работы по оборудованию цехов: делаем и устанавливаем калитки, навесы и проч.

С нами сотрудничают и другие службы предприятия: метрологии и автоматизации, энергетики, эксплуатации, производственно-технический отдел — везде, где нужно наше техническое решение, наше участие в решении таких вопросов, которые пересекаются с другими отделами — всё наша работа. Мы работаем вместе, советуемся с другими службами.

Так что планы очень большие, но у нас не хватает территории, надо расширяться. Цех маленький, возможности скромные. Но тем не менее, что можем — делаем.

В принципе, всё получается, но хотелось бы расти дальше, не знаю, как получится, время покажет. Мы работаем сегодняшним днём, но думаем и про завтрашний.

Тяжело руководить такой серьёзной службой?

— Было бы тяжеловато, если бы не было машзаводской школы, потому что я 23 года в литейном цехе отработал и 20 лет у меня руководящей работы, я на 3-х заводах кроме Машзавода работал начальником.

Опыт, который я приобрёл на Машзаводе, мне помогает в нынешней работе. К примеру, привезли поставщики материал, чугун. Он не обрабатывается. Мы с инженером (он тоже машзаводской, работал заместителем главного инженера) вызываем представителей и говорим: «Ребята, вам не повезло. Здесь бывший начальник литейного цеха и бывший заместитель главного инженера. Характеристики по чугуну вот такие, такие и такие…брак окончательный. Вопросы есть?» Вопросов нет. Отвезли, переделали…

Расскажите, как Вы отдыхаете?

— Люблю слушать красивую мелодичную музыку, фантастику смотреть. Люблю гулять по городу. До «Уголька» я каждое утро проходил 8-10 км, надевал наушники и гулял по родному городу. Ходьба успокаивает.

Почему Вы не уехали?

— Когда начались обстрелы, я жене сразу сказал, она у меня во 2 больнице работает, мы никуда не поедем, останемся дома, чему быть — того не миновать.

Эдуард Васильевич рассказал нам, что не только ремонтно-механическая служба состоит из таких замечательных специалистов, что на предприятии СПП «Уголёк» работает очень сильный коллектив — люди, которые не могут жить без любимого дела, в любое время бегут выполнять задачи, с которыми другие не справятся, и каждый в своей отрасли порой «творят чудеса»©, понимая, что от них зависит слишком много.

Именно благодаря таким героям профессии, которые есть в каждой отрасли коммунального хозяйства, мы с вами можем жить и не задумываться о том, как именно создаётся уют в наших домах.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.